АЩЕ БЛАГАЯ ПРИЯХОМ – ЗЛЫХ ЛИ НЕ СТЕРПИМ?

В. Леонович (8 июня 5 г.)

Простодушный карельский комар шумно садится на тебя где местечко потеплее и принимается за дело. Ты его либо шлепнешь, либо сгонишь, либо дашь спокойно напиться крови. Отрывается он с благодарным и сытым гуденьем.
На три таких психологических особенности, делится, собственно род людской.
У незабвенного Олега Васильевича Волкова в каком–то рассказе мальчишка подстрелил воробья. – Зачем? – А чтоб не жил. Аргумент одинаковой силы с противоположным: – А чтоб жил.
Утро началось с Берендеевского пруда. Выкупался и прикидывал, как освободить сток в эти бездарные трубы водоотвода. Мы ж не Голландия, не Швейцария, наши водоемы загажены. Загажены родники и овраги. Нынче особенно это видно: пластики и поролоны не гниют.
Пластиковый айсберг посреди пруда. Ничтожная подводная часть. Каждый ветерок играет им.
В трубу затолкана елка ветками вверх, и туда насаживается все, что плавает. Вот и пробка, и пошла вода прибывать…
Как сняли гипс, так залезал в коллектор под дамбой: нужно отпиливать по куску этой жердины, тогда и пробьет, и хлынет. Лучшее из чувств: радость, когда даешь чему–то свободу.

В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.
Я стал доступен утешенью:
За что на Бога мне роптать,
КОГДА ХОТЬ ОДНОМУ ТВОРЕНЬЮ
Я МОГ СВОБОДУ ДАРОВАТЬ?

А до Пушкина было и так сказано: АЩЕ БЛАГАЯ ПРИЯХОМ – ЗЛЫХ ЛИ НЕ СТЕРПИМ?
Доживу ли до демонтажа Чебоксарской дамбы?
Вчерашний праздник удался. Чистая радость – Бурлуцкие, хороши мои гости, особенно Люся. Особенно когда дошлось до цыганщины (вспоминаю маму, ее пленный дух, рвущийся на волю). В сущности, мало людей с хорошим слухом. Слушать их – как следить ласточкин полет или полет дельфина (по–другому не скажешь). Все прихоти той радости, что зовется МЕЛОДИЕЙ. Куда прячет мелодию Шнитке? Или у него все ПО ПОВОДУ его затаенной мелодии?
В какие долги влезли Бурлуцкие, чтоб накрыть такой стол?
Персон на 60, и всего в изобилии. И КАК ВЫ БЕЗ УСИЛИЯ. Только когда я стал показывать Вике свое произведение – печь на два этажа – на втором этаже обнаружена была лежавшая пластом Света, Сашина сноха.
Столы буквой Ш. И не было привкуса, что вот, мол, покончили с ДУХОВНЫМ, теперь пожрем. Саша Глезер, всемирно известный арт-менеджер, издатель «Стрельца», вручал мне пригл. билет, где была сноска: ФУРШЕТ ГАРАНТИРОВАН. То, что значилось выше, гарантировано, стал-быть, не было.
У Вики не лицо – личико. Материнство, в котором так много детского. Это свойственно чистым людям (кн. Мышкин – старшей Епанчиной). Художники это детское поселяют в лике Мадонны, склоненном к Младенцу. Младенец же глядит – ракалья, как ругается Белинский – взрослым взором, часто злобным, совсем не Иисусовым. Микеланджело простер мертвого Христа на молодых коленях Богоматери – Он старше Ея. Какая смелость!
Люся – человек с крыльями. Тоска моей жизни. You need a flame of a woman – not the little gray moths . – Вам нужно (потребно) ПЛАМЯ ЖЕНЩИНЫ – не эта маленькая серая моль (мн. число). Это говорит Мартину Идену его чахоточный друг Бриссенден. В сущности, эта малость и серость убили М.
Это ПЛАМЯ снова нас посетит. Кто побывал в мире Бурлуцких, вернется к ним не раз – подышать. Вот люди, рожденные и воспитанные ОТДАВАТЬ. И потому у них все и всегда будет. Я же буду гордиться ЧЛЕНСТВОМ в их семье. В НАШЕЙ то есть. Жесткое христианство: оставь родную по крови (семью, мать) – войди в родную по духу… Немало бед я принял, усвоив это в отрочестве. Теперь оставил это как мета–фору. Немало бед доставил матери…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.