АПЛ К-276 "Кострома"

Столкновение АПЛ К-276 «Кострома» и американской АПЛ SSN689 «Батон Руж» 11 февраля 1992 года.

М.Ю. Кузнецов.

В декабре 1991 г. состоялось мое назначение на должность командира 6-й ДиПЛ. Вступить в командование соединением мне пришлось в непростое для нашей страны и флота время. С одной стороны, в России бушевали политичес­кие бури, экономика начала пробуксовы­вать, с другой — поставленных задач по охране морских рубежей нашей Родины никто не отменял. Несмотря на трудности с материально-техническим обеспе­чением и задержки с выплатой денеж­ного содержания военнослужащим, АПЛ дивизии регулярно выходили в море. Способствовало этому и хорошее техническое состояние наших кораблей, так как самой старшей лодке дивизии было чуть больше пяти лет (АПЛ пр.705 были выведены из состава сил постоянной готовности и передавались в 33-ю ДиПЛ).

В феврале состоялся мой выход в море старшим на борту К-276. Экипажу под командованием капитана 2 ранга Игоря Григорьевича Локтя предстояло отработать задачи БП в одном из поли­гонов нашего флота. Но сначала неболь­шая предыстория.

Подводная лодка «КОСТРОМА»
Подводная лодка «КОСТРОМА»

Исторически сложилось так, что мы всегда вели отсчет линии своих терри­ториальных вод, если говорить упро­щенно, от двух наиболее выступающих точек. Для Севера, например, такими точками были м. Цып-Наволок полуос­трова Рыбачий и северная оконечность о. Кильдин. Совершенно иной подход к определению границы территориальных вод существует у американцев: они счи­тают, что исходные линии, от которых начинаются территориальные воды, сле­дует проводить с учетом изгиба берего­вой линии, и по их мнению, наши тер­риториальные воды простирались от м. Цып-Наволок до м. Сеть-Наволок и да­лее от м. Сеть-Наволок к о. Кильдин.

Назначенный нам полигон находил­ся, согласно нашим определениям, в на­ших территориальных водах. Команди­ру АПЛ это придавало некоторую само­успокоенность, так как времена жестких столкновений периода холодной войны прошли и нарушения территориальных вод АПЛ NАТО не практиковалось. А так как мы находились в своих территори­альных водах, то установленный в по­лигоне дальний контакт был классифи­цирован как рыболовный траулер.

Подводная лодка «КОСТРОМА»
Повреждения рубки К-276 «Кострома»

В действительности дело обстояло несколько иначе. Командир американ­ской АПЛ вел патрулирование у бере­гов России. Обнаружив К-276, он на­чал за ней слежение и действовал аг­рессивно, тем более что мы, как он счи­тал, находились в международных во­дах. Здесь надо заметить, что долгое время у американских подводников была своя, очень агрессивная, манера подводного плавания и слежения, они были уверены в своем превосходстве, поэтому при нестандартном развитии ситуации, достаточно часто шли на её обострение. В нашем случае последствия такого стиля мышления оказание, весьма печальными.

Работая по плану учений, мы начали маневр по всплытию на сеанс связи, из­меняя параметры движения и глубины. В какой-то момент «супостат» потерял контакт с нами и, чтобы восстановить его, сделал рывок в точку последнего контакта. Его расчеты оказались невер­ны, выводы о нашем маневрировании неправильны, более того, он ошибся и в оценке глубины нахождения нашей лод­ки, поэтому оказался над нами, мы же при всплытии въехали ему ограждени­ем рубки в носовую часть с левого бор­та. Насколько я представляю, «впилили» ему в район киля где-то перед огражде­нием рубки.

Подводная лодка «КОСТРОМА»
Повреждения рубки К-276 «Кострома»

К-276 начала проваливаться на глу­бину с большим креном. Но наши под­водники не растерялись и управления кораблем не потеряли, погружение было приостановлено, лодка продолжала чут­ко слушаться команд.

Первая мысль была, что мы подняли на корпус рыбака, стоявшего на стопе. Поэтому мы отошли на пару миль в сто­рону, всплыли на поверхность, осмотре­лись. Наверху ночь, звезды в кулак, море спокойно, мороз, легкое парение над водой. Вдали мерцают огни рыболовец­ких судов. Связались с рыбаками по ра­дио, они сообщили, что сигналов SОS не зафиксировали. Ну все, думаем, кам­нем ушли на дно, даже сигнала бедствия не успели подать. Доложили на берег о происшедшем, получили команду поли­гон не покидать. Находясь в заданной точке, мы попутно вели обследование места происшествия, пытаясь обнару­жить следы столкновения.

Американская АПЛ SSN689 «Ваtоn Rouge» типа «Los Angeles», а это была именно она, как стало известно позже, так и не всплыла. Основной причиной этого, я думаю, было понимание коман­диром американской АПЛ неправомер­ности своих действий. Поэтому он, даже несмотря на очень непростую обстанов­ку на борту лодки, предпочел не всплы­вать, а на максимально возможном ходу покинуть район столкновения. И здесь еще раз уместно возвратится к стилю по­ведения американских подводников — мысли об оказании помощи у них види­мо не возникало. «Ваtоn Rouge» благо­получно «доковылял» до родных бере­гов. Столкновение вызвало большой ре­зонанс в американском конгрессе, тем более, как стало известно во время слу­шаний, на лодке после столкновения возник пожар, имелись жертвы среди личного состава и корабль из-за полу­ченных повреждений пришлось списать из боевого состава.

Подводная лодка «КОСТРОМА»
Повреждения рубки К-276 «Кострома»

По возвращении в базу, как и положено, мы по команде подали морской протест в юридическую контору №1 Мурманска, в которой подробно изложили наши претензии. Бумага пошла по инстанциям, событие стало достоянием гласности, в дело вступили дипломаты. Начался обмен мнениями, консультации — и все плавно сошло на нет: американцы умело отстаивали свою точку зрения, а в нашей стране уже, видимо, было не до соблюдения наших прав на море и сохранения неприкосновенности наших территориальных вод.

В дивизии работала комиссия и проводилось расследование. Наши действия были признаны правильными, наказаний не последовало, но… потом при каждом удобном случае начальники различных уровней любили объяснять нам, как надо себя вести в море и что мы из международных правил нарушили, а что нет

Подводная лодка «КОСТРОМА»
Подводная лодка «КОСТРОМА»

Основные повреждения у К-276 были в районе ограждения прочной рубки. Ремонтно-восстановительные работы велись очень долго. Прежняя система судоремонта постепенно разваливалась внедрялся «коммерческий» подход при определении исполнителей заказа, к моему предложению выбрать ГМП «Звездочка» в техническом управлении флота не прислушались.

М.Ю. Кузнецов. «Удар Локтем»

Источники

— Кузнецов М.Ю. «К-239 вступает в строй», Специальный выпуск ВТА «Тайфун» №1, 2003
— Бережной С.С. «Атомные подводные лодки ВМФ СССР и России», МИА №7, Наваль коллекция, 2001

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.