Колония-лечебница в усадьбе Никольское Костромского уезда

Костромская психиатрическая больница

До 1793 года душевнобольные Костромы помещались в богадельню Костромской духовной консистории. В связи с тем, что управление церковными землями было изъято из непосредственного ведения монастырей, в соответствии с приказом Сената 1760 года деньги «на пропитание и на призрение» психически больных отпускались «из губернской канцелярии из неокладных подлежащих до штатсконторы доходов по одному рублю в месяц» на одного человека.

В 1793 году в Костроме был открыт дом сумасшедших, превратившийся в дальнейшем в областную психиатрическую больницу.

Первые дома сумасшедших (дома умалишенных, долгаузы) по имеющимся сведениям /Каннабих, Юдин/ были открыты в Москве и Риге в 1776 году, Петербурге в 1783 году, в Киеве и Рязани в 1786 году. Таким образом, дом сумасшедших в Костроме был открыт через 17 лет после появления первого психиатрического учреждения в России и находился в числе первых десяти подобных учреждений. Дом сумасшедших в Костроме был открыт ранее, чем образовалась Костромская губерния. Кострома в это время была центром Костромского наместничества, преобразованного в губернию в 1797 году.

Первое упоминание о доме сумасшедших обнаружено в представлении Приказа общественного призрения Костромскому гражданскому губернатору от 17 мая 1811 года. В этом документе сказано: «…Для сумасшедших особого дома строено не было, а отведен оным флигель, принадлежащий к воспитательному дому, а оный до введения в него сумасшедших отгорожен высокими заборами с потребным количеством к тому земли особо; и сумасшедшие на содержание и надзирание в ведение Приказа из разных присутственных мест здешней губернии поступать начали с 1793 года на основании Высочайшего о губерниях учреждения 380-й и 389-й статьи…» (Государственный архив Костромской области, фонд 133, опись 1, единица хранения 4157, листы 280, 281).

В «Сведениях о заведениях Приказа общественного призрения» за 1811 год сказано: «В сумасшедшем доме состоит сумасшедших разного звания людей мужчин 7, женщин 5, всего 12. При них 1 сторож, 1 кухарка. Хозяйственное дело умалишенных осуществлял «смотритель рабочего, смирительного, сумасшедшего домов и кирпичных сараев» (ГАКО, ф.156, оп.1, ед.хр.83, л.л.4.5). Медицинским обслуживанием больных занимался «врач по заведениям Приказа общественного призрения». В 40-50х годах за домом утвердилось название дома умалишенных. В течение многих лет положение дел в доме умалишенных существенно не менялось. Количество больных увеличивалось медленно. В 1850 году смотритель докладывал Приказу общественного призрения: «В ныне занимаемом доме умалишенных находится призреваемых обоего пола: мужчин 9, женщин 11, всего 20, а иногда число их увеличивается до 30-ти. Для них имеется служителей: у мужчин трое отставных солдат и у женщин одна сиделка. Помещение для них состоит в одном доме без разделения отделениев, как мужчинам, так и женщинам» (ГАКО, ф.156, оп.1, ед.хр.603, л.6).

Теснота в помещении, невозможность выделения «отделениев» и ветхость здания вынудили Приказ в 1851 году перевести психически больных во взятый в аренду дом купца Александра Грязнова.

В 1865 году учреждения Приказа общественного призрения и в их числе дома умалишенных, были переданы земству. Была образована земская больница, которой руководил старший врач, а один из ординаторов осуществлял руководство домом умалишенных, ставшим по сути дела отделением больницы. Губернская земская больница подчинялась конторе заведений общественного призрения.

В 1867 году дом умалишенных из здания, арендуемого у купца Грязнова, был переведен непосредственно на территорию больницы (ныне 1-я городская больница) в специально построенный деревянный одноэтажный корпус (в последующем жилой дом – ул.Никитская, 12). Были отгорожены места для прогулок больных, отдельно от мужчин и женщин. Среднее число больных за 1867 год было 39, из них: мужчин 27, женщин 12.

С начала 70-х годов позопрошлого столетия начинает развиваться внебольничная психиатрическая помощь в губернии. В 1871 году уездные земства по предложению губернского земского собрания приняли решение об устройстве при каждой уездной больнице приемных покоев для психически больных.

В 1872 году комиссия, назначенная губернской земской управой, докладывала земскому собранию: «Дом умалишенных, в котором содержится мужчин 19 и 13 женщин, помещается в одноэтажном деревянном корпусе, разделенном на две половины. Корпус этот довольно поместителен, содержится довольно исправно и , говоря относительно, дом умалишенных в Костроме не так ужасен, как многие другие».

В 1883 году губернская земская управа приобрела участок земли, отдельный от больниц перекрестком улиц Никитской и Лазаревской (ныне улица Ивана Сусанина). За период с 1873 по 1880 года на этом участке было построено 6 зданий для психически больных (в последующем два из них заняты жилыми домами, в одном находилась амбулатория областного дермато-венерологического диспансера – ул.Никитская, дома №№ 19А, 19Б, 21А).

Было выделено «отделение для испытуемых», куда помещались лица, присланные окружным судом «на испытание умственных способностей» и все вновь поступающие больные, и дом умалишенных, где находились больные, уже признанные «сумасшедшими» особым присутствием губернского правления. Говоря современным языком «отделение для испытуемых»было экспертным и приемным отделением, а дом умалишенных – подострым хроническим отделением. Отделение для испытуемых было рассчитано на 30 человек. Оно занимало здание, построенное в 1867 году на территории губернской земской больницы. В этом здании невозможно было отделить опрятных больных от неопрятных, спокойных от беспокойных. На беспокойных, как правило, одевались так называемые «кожаные рукава» с замком позади. Дом умалишенных занимали вновь построенные здания, где имелась возможность разделить больных по их физическому и психическому состоянию. «Занятий» для испытуемых не было никаких, а для «умалишенных» покупались шахматы и шашки.

В 1874 году губернское собрание постановило: «Пригласить для заведования отделением умопомешанных особого врача, с тем, чтобы врач был хорошо знаком с лечением душевных болезней, в ведении которого и должен находиться дом умалишенных и палаты испытуемых». Выполнено это решение было только спустя 5 лет. Первым квалифицированным врачом-психиатром в Костроме был Яков Алексеевич Боткин, который руководил отделением для испытуемых и домом умалишенных с мая 1879 года. С именем Я.А.Боткина связаны существенные сдвиги в организации психиатрической помощи.

В 1880 году губернское земское собрание поручило управе собрать сведения о количестве психически больных в губернии. Работа эта была проведена в 1881 году. По данным, которые сама управа признала неполными, в губернии оказалось 597 больных (сведения собирались путем опроса старшин и других официальных лиц).

Я.А.Боткин при поддержке старшего врача губернской земской больницы, доктора медицины Дмитрия Петровича Борейши, сумел доказать земству целесообразность создания самостоятельного психиатрического учреждения. В результате этого 15 октября 1881 года последовало следующее распоряжение управы: «Постановлением Костромского губернского земского собрания от 16 декабря 1880 года признано весьма полезным выделить из ведения старшего врача губернской земской больницы дом умалишенных и отделение больницы для испытуемых в умственных способностях и представить одному врачу-психиатру полную самостоятельность в управлении этим домом и палатою испытуемых. Посему, губернская земская управа, ввиду согласия на таковое выделение господина министра внутренних дел… постановила: поручить конторе Заведений приступить к выделению управления домом умалишенных и отделением испытуемых из общего состава Заведений общественного призрения, предоставив врачу заведующему этим отделением Я.А.Боткину все те права, которыми в прочих отделениях пользуется старший врач больницы. Психиатрическое отделение должно находиться в полном заведовании врача-психиатра, который принимает на себя все обязанности и ответственность за это отделение по существующим законам и в медицинском отношении старшему врачу Заведений общественного призрения не подчиняется…» (ГАКО, ф.135,оп.1, ед.хр.372, л.л.18,19).

Вновь образованное учреждение с этого времени получило название психиатрического отделения. Деление больных на «испытуемых» и «умалишенных» вскоре было упразднено. В это время в отделении находилось 120 человек. В июле 1882 года Я.А.Боткин защитил диссертацию на степень доктора медицины и уехал из Костромы. На его место был назначен Андрей Афанасьевич Богословский. Ранее, с мая 1876 года по март 1879 года А.А.Богословский уже ведал домом умалишенных в Костроме. В 1879 году он уехал во Францию, где изучал глазные болезни и «присматривался к устройству и ведению дел в заведениях для психически больных». Конкурс на занятие должности заведующего психиатрическим отделением был объявлен в газете «Врач». Заявления прислали 17 врачей, среди них: ассистент психиатрической клиники Дерптского университета Блюменталь, ассистент психиатрической клиники Казанского университета Сбоев, исполняющий обязанности заведующего Сабуровой дачи (Харьков) Андрузский и другие квалифицированные специалисты.

Предпочтение было отдано А.А.Богословскому, так как в это время в Костроме не было окулиста.

В 1883 году было построено 2-х этажное здание смешанного типа на 50 человек (В последующем в этом доме находился Костромской городской военный комиссариат – улица Ивана Сусанина, 55).
1886 году в Костроме насчитывалось уже 150 психиатрических коек («История психиатрии», Роте А.И. 1893 год).
В 1886 году психиатрическое отделение возглавил Илья Сергеевич Лебедев – квалифицированный психиатр, неутомимый организатор психиатрической помощи. В первый же год своей работы И.С.Лебедев организует трудовую терапию: устраиваются швейная и сапожная мастерские, покупается земля для огорода. По его настоянию губернская земская управа увеличивает количество персонала, повышает заработную плату персоналу. Отчеты, составляющие И.С.Лебедевым, его доклады Губернскому земскому собранию отражают глубокое понимание их клинических и организационных проблем психиатрии.

В 1887 году в психиатрическом отделении вводится должность ординатора. Первым ординатором был Николай Николаевич Добротворский.

С первых месяцев работы в Костроме И.С.Лебедев считал и доказывал земству, что психиатрическая больница должна быть перенесена за город. Его точка зрения основывалась на том, что загородные больницы имеют более просторную территорию, больные могут гулять, заниматься сельскохозяйственным трудом. В то же время Лебедев не был сторонником создания земледельческих колоний, так как в отличие от многих крупных психиатров считал, что больные сельскохозяйственным трудом не могут окупить собственное содержание. В 1888 году земское собрание приняло решение о строительстве загородной лечебницы-колонии.

В 1889 году И.С.Лебедев вместе с одним из членов губернской земской управы был командирован в другие губернии, уже имевшие загородные больницы, для ознакомления с их устройством и работой.

Между тем, дело затягивалось, а жизнь требовала незамедлительного расширения психиатрического отделения. И.С.Лебедев писал: «Все усилия…поддерживать учреждение на достигнутой высоте…неизбежно разбиваются о тесные стены занимаемых помещений». Строительство новых зданий в городе продолжалось: в 1890-1895 годах построены два деревянных корпуса на 45 человек каждый (В последующем в одном из них находился стационар дермато-венерологического диспансера – ул.Никитская, 21Б; в другом – жилой дом – ул.Войкова,40). Самое старое здание, находившееся на территории соматической больницы, где ранее помещалось «отделение для испытуемый», было переделано, расширено и приспособлено для 45 больных. В целом все здания вмещали 285 коек. Территория была уже полностью застроена и места для дальнейшего строительства не было, приобрести окружающие земли также не представлялось возможным.

В 1892 году губернское земское собрание решило купить землю для больницы в усадьбе Никольское. Однако, у земства денег на покупку земли и строительство не хватало, а правительство долго отказывало в субсидии в размере 50% стоимости строительства. Наконец, в 1902 году субсидия была выхлопотана и земля приобретена. 16 декабря 1902 года губернское земское собрание рассмотрело проект лечебницы – колонии, разработанный архитектором Большаковым по плановому заданию, детально составленному И.С.Лебедевым. В 1903 году строительство было начато. В этом же году было закончено здание на 80 больных. Первоначально планировалось сразу же перевести в него больных для разгрузки отделения в городе, но земство решило воздержаться от этого шага по экономическим соображениям.

«сумасшедший дом»
Административное здание больницы.

В начале XX века психиатрическая больница переведена в поселок Никольское.

Вот как описывал И.С.Лебедев в 1906 году достраивающуюся колонию: «Мужские и женские здания расположены по параллельным линиям и расстоянии 50-65 сажен (107-138м) друг от друга и разделены высоким березовым лесом. Линия мужских павильонов обращена на запад, женских – на восток. Все павильоны своими дневными пребываниями обращены на юго-восток, спальнями – на северо-запад. Они стоят один от другого на расстоянии 15-25 сажен (32-53м). Квартиры врачей на концевых частях лечебницы в целях облегчения медицинскому персоналу надзора и посещения своих отделений. Внутреннее расположение мужских лечебных павильонов имеет девять самостоятельных отделений, женских – восемь, включая сюда барак колонисток. Таким образом, достижение принципа индивидуализирования болезненных форм вполне обеспечено. Площадь пола от 15 до 18 квадратных аршин (7,56-9,37 кв.м) на койку. Мужских лечебных зданий 4 на 245 человек, женских – 3 на 152 человека, один лазаретный барак для 15-ти женщин спокойных хроников – итого 437 мест… . В число мест не вошли изоляторы, числом 17 на все отделения. Лечебница располагает достаточным количеством одиночных спален, именно 27 на все здания или 6,3%, что в свою очередь гарантирует полную возможность обставить жизнь некоторых больных известными удобствами, причем отдельные комнаты в некоторых павильонах разобщены от общих помещений. В павильонах для слабых и неопрятных имеются террасы, где больные летом будут проводить на воздухе большую часть дня. Отопление для всех зданий водяное, низкого давления. Освещение электрическое, с утилизацией парового двигателя для прачечной, бани и водопроводной башни» (Из книги: И.С.Лебедев, «Краткий исторический очерк к призрению душевнобольных Костромским губернским земством», Кострома, 1908г.).

В 1908 году строительство колонии- лечебницы было окончено, и в декабре начался перевод больных. В феврале 1909 года все больные находились уже в Никольском, и психиатрическое отделение в Костроме было закрыто. Вместе с больными переехали в Никольское все врачи – заведующий, три ординатора и большая часть персонала.

Администрация больницы. 1912г.
Администрация больницы. 1912г.

Сложившиеся при Я.А.Боткине и И.С. Лебедеве еще в период пребывания больницы в Костроме традиции гуманного, психиатрически грамотного отношения к больному, получили в Никольском условия для своего дальнейшего развития: больница не испытывала в течение ряда лет существенного переполнения, имела разнообразные мастерские и ферму.

Больные активно вовлекались в трудовую терапию. Сады для прогулок были просторными, имели много зелени. Большая часть больных пользовалась правом свободного выхода. Свидания с родственниками разрешались ежедневно, к особо тяжелым больным родственники допускались в палату. Устраивались коллективные прогулки в лес, различные развлечения. Своеобразием быта больных было широкое удовлетворение религиозных потребностей: посещение церкви, крестные ходы, посты, престольные праздники.

Но уже в 1910 году больница содержала 505  больных и по сравнению с проектными нормами была переполненной. В связи с этим И.С. Лебедев настаивал на необходимости отбора больных для направления в больницу уездными врачами, а также на необходимости организации в уездах приютов и богаделен для неподлежащих направлению в психиатрическую лечебницу спокойных психически больных, так как считал патронаж «допустимым лишь там, где культура и достаток населения могут гарантировать больному сносную жизнь».

Из статьи Т.Юдина «Психиатрическая помощь населению земских губерний в 1910 году», опубликованной в журнале «Современная психиатрия» в сентябре 1912 года, известно, что численность населения Костромской губернии в 1910 году составляла 1675 тысяч, количество психически больных 5,6 на 10000 населения. Количество пользованных больных за 1910 год составило 942, среднеежедневное количество в стационаре – 505, среднее число дней, проведенных одним больным – 178,8. При общем бюджете Костромского губернского земства в  1296961 рубль, на психиатрическую помощь в 1910 году было потрачено 145389 рублей или 11.2%. Содержание одного больного в течение года составило 263 рубля 16 копеек. Следует отметить, что по отчетным данным за 1910 год в больнице наблюдалась высокая смертность больных, по сравнению с другими губерниями, составившая 12,9%.

В 1911 году И.С.Лебедев уехал из Костромы. С 1911 года больницей стал заведовать Павел Евгеньевич Снесарев. В этот период в больнице уже насчитывалось 5 врачей, 11 фельдшеров и 112 человек младшего медицинского персонала. Заведующий колонией одновременно заведовал одним из отделений, где вел свыше 100 больных. Каждый из врачей заведовал несколькими отделениями, которые обходил два раза в день – утром и вечером. Кроме этого, у врачей были и суточные дежурства, во время которых они проводили ночные обходы всей колонии. Врачи привлекались к непосредственному участию в хозяйственной жизни больницы, осуществляя надзор за хозяйственными объектами – фермой, кухней, прачечной и т.п. В колонии имелись свои совещательные органы: для обсуждения медицинских вопросов – конференция врачей; для текущих хозяйственных вопросов – хозяйственный комитет, основные вопросы хозяйственно-административного характера решались в совете колонии.

Главный врач больницы П.Е. Снесарев 1912г.
Главный врач больницы П.Е. Снесарев 1912г.

Заведующий колонией имел зарплату 2500 рублей в год, для разъездов по служебным и личным делам в его распоряжение выделялся конный экипаж. Ординаторы получали 1800 рублей в год, кроме этого, на разъезды по личным делам 150 рублей в год, при разъездах по служебным делам пользовались лошадьми. Врачебный состав имел удобные квартиры с отоплением и освещением в отдельных зданиях. Врачи имели один выходной в неделю и ежегодный отпуск в течение 45 дней. Фельдшера и надзиратели имели 8-часовые рабочие смены, а также суточные дежурства, во время которых проводили обходы всех отделений не менее трех раз. Отпуск фельдшеров составлял 30 дней при 6-дневной рабочей неделе. Заработная плата от 50 до 40 рублей в месяц и 6 рублей 25 копеек на разъездные для личных нужд. Фельдшера проживали в 3х-комнатных квартирах с кухней, отоплением, освещением, при отделениях больницы. Для учащихся детей служащих больницы губернское земство отвело помещение с отоплением и прислугой в Костроме, где был устроен пансионат учащихся.

К 1911 году относится содержание статьи В.Лысаковского «К вопросу о положении прислуги русских психиатрических больниц» в журнале «Современная психиатрия» за ноябрь 1912 года,  в которой отражены социально-бытовые проблемы младшего медицинского персонала, в том числе и Костромской психиатрической больницы. Прислуга в нашей больнице набиралась преимущественно из окрестных деревень. Заработная плата не превышала уровень зарплаты чернорабочего, но была выше, чем в подавляющем большинстве психиатрических больниц и других губерний и составляла первоначальный месячный оклад 12 рублей, а спустя 5 лет выслуги – 17 рублей (у чернорабочего 18 рублей). При этом труд мужчин и женщин оплачивался одинаково, в то время, как в других больницах существовали определенные различия. Кроме этого, прислуге больницы натурой выдавалось продуктовое довольствие на сумму 4 рубля 20 копеек в месяц. Продолжительность рабочей смены составляла от 12 до 16 часов при 1 ¼ выходном дне в неделю и отпуске от 1 до 2 недель.

При выслуге 15 лет устанавливалась пенсия в размере ½ оклада. Прислуга снабжалась больницей платьем. За нарушение трудовой дисциплины взымались штрафы от 50 копеек до 1 рубля. В свободное от работы время прислуга не имела права уходить из отделения, кроме одного дня в неделю, размещаясь в общих помещениях, но отдельно от больных, условий для проживания семьями не было. Процент грамотной прислуги составлял 70% среди мужчин и 35% среди женщин. Сменяемость кадров среди прислуги была высокой: за 1911 год – 60% мужчин и 40% женщин.

На 1 января 1912 года в больнице состояло 575 больных, поступило за год 643 человека, выписано – 499, умер – 121. Учитывая, что коечная мощность составляла 470 коек, больница уже в 1912 году работала с перегрузкой на 23%.

Доминирующей группой призреваемых больных в этот период оказались больные, ранним, и так называемым, вторичным слабоумием, а также хронической паранойей – 29,8%, второе место занимала группа больных с алкоголизмом – 21,3%; затем больные с различными формами слабоумия – 15,8%; прогрессивным параличом – 11,9% и т.д.

В то время, как в общей массе пользованных больных преобладали пациенты с различными формами слабоумия, среди поступающих больных выделялась своей многочисленностью группа больных алкоголизмом – 39,2% от числа всех поступивших. Приемно-наблюдательное отделение колонии, через которое преимущественно проходили все эти больные, фактически являлось в губернии единственным, где больным алкоголизмом оказывали специализированную медицинскую помощь.

На втором месте по численности среди поступивших, больные ранним слабоумием и хронической паранойей – 16,5%. Далее, органические психозы – 12,8%, периодические, включая МДП – 9,3%, состояния психического недоразвития – 8,3% и т.д. С 1912 года в больнице начались вскрытия умерших, которые производил П.Е.Снесарев. Из 121 умерших было вскрыто 25.

Лечение больных уже в 1912 году осуществлялось комплексно. В арсенале больничной аптеки насчитывались лекарственные препараты 240 наименований, в том числе брома, кодеина, опиума. Кроме этого, для лечения больных использовались водные процедуры – обычные и длительные, теплые, успокаивающие ванны. Продолжительность лечебной ванны составляла от 2 до 15 часов. Другими физиотерапевтическими методами больница не располагала. Для лечения больных с пограничными состояниями доктором П.И. Кирилловым применялся гипноз и психотерапия. Широкое распространение в колонии получили различные формы трудотерапии. В 1912 году в больнице функционировали сапожная, столярная, токарная, переплетная, ткацкая, корзиночная, слесарные мастерские. Больные очень охотно участвовали в сельскохозяйственных работах, так как большую часть пациентов представляли собой     крестьяне.

Следует отметить, что несмотря на то, что больница находилась в достаточно глубокой провинции, медицинский персонал был в курсе самых современных по тем временам, проблем медицины и психиатрии в частности. Больница выписывала 15 медицинских журналов по различным вопросам психиатрии, психотерапии, неврологии, философии и психологии, в том числе на немецком и французском языках, а также последние издания книг по психиатрии и смежным медицинским специальностям.

Проработав в больнице три года, врач получал право на научную командировку сроком три месяца, поездку оплачивало земство. В научную командировку в мюнхенскую клинику профессора Крепелина и профессора Альцгеймера в 1911 году направлялся врач П.И.Кириллов, в 1912 году – М.А.Гордина. Естественно, после 1914 года эти поездки прекратились.

В 1913 году в больнице был организован патронаж, сначала на 20 женских мест, затем на 30 мужских. Патронаж проводился в д.Татариново в 4 км от больницы. П.Е.Снесарев писал: «Больные размещены по 3-4 человека по крестьянским избам, хозяева которых за месячную плату в 9 рублей предоставляют им кровать, стол и уход. Они занимают особые от общего крестьянского жилья комнаты, и в огромном большинстве случаев явно предпочитают деревенскую обстановку жизни в колонии. Сами крестьяне, раньше недоверчиво относившиеся к поселению среди них душевнобольных, в последнее время совершенно успокоились, будучи уверены, что за больными ведется достаточный и непрерывный надзор».

На губернском земском собрании 1913 года обсуждался вопрос о децентрализации психиатрической помощи, было постановлено, чтобы к собранию 1914 года был представлен разработанный проект децентрализации. На том же собрании было ассигновано 400 рублей на оплату лекторов курсов для служителей по уходу за больными и организована сельскохозяйственная ферма.

В 1914 году средне ежедневное количество больных составило уже 609 человек. С началом первой мировой войны в действующую армию было призвано значительное число сотрудников больницы, оставшиеся безвозмездно выполняли весь объем работы по уходу за больными.

Первые годы после революции – годы гражданской войны были очень трудными для больницы. Недостаточное питание, сыпной тиф приводили к высокой смертности среди больных. Были выписаны все пациенты, которые могли находиться вне больницы. Больница испытывала большие трудности в снабжении дровами. Большую роль в руководстве больничным хозяйством, спасении больных от голода и тифа, снабжении продовольствием сотрудников больницы, введении новых форм организации труда сыграл орган самоуправления – Совет больницы, председателем которого был П.Е.Снесарев. Сформировалась партийная ячейка больницы, одним из первых коммунистов был И.П.Петров.

К 1922 году положение с продовольствием нормализовалось, коллектив больницы успешно ликвидировал последствия первой мировой и гражданской войны

Хлебопекарня. Псих. колония.
Уборка сена. Псих.колония

В 1922 году П.Е.Снесарев уехал из Никольского в Москву. В тот период на базе больницы было создано 3 дома инвалидов для психохроников. По сути дела три наиболее крупных отделения вместе с персоналом и содержавшимися в них больными были превращены в самостоятельные дома (инвалидные) со своими директорами. В больнице оставалось только около 170 больных. Хозяйственный персонал больницы продолжал обслуживать эти инвалидные дома, в результате постоянно возникали конфликты, связанные с оплатой труда. В 1926 году больница была восстановлена как единое целое. По воспоминаниям А.Ф.Гусевой в 1928 году была безработица, для трудоустройства необходимо было записаться в батрацкий союз, откуда давали направление на биржу труда. Примерно, через месяц ей предложили работу санитаркой в инвалидном доме в Никольском. «Сколько тогда у меня было радости» – вспоминает А.Ф.Гусева, — «двенадцать километров не шла, а летала. А работать приходилось с инвалидами войны, без рук, без ног, слепыми. Зарплата составляла 30 рублей. В 1933 году был тяжелый голод». Требования к медицинскому персоналу были жесткими, чистота, строгое соблюдение режима.

В 1922-1926гг. – главным врачом больницы был Петр Михайлович Кулаков, в 1926-1929гг. – Евгений Сергеевич Сеньковский, в 1929-1930гг. – Николай Георгиевич Георгиевский, в 1930-1932гг. – Мария Матвеевна Старостова.

С 1932 по 1938 год главным врачом психиатрической больницы работает А.В. Снежневский

А.В.Снежневский - главный врач больницы в 30-е годы.
А.В.Снежневский — главный врач больницы в 30-е годы.

В 1932 году главным врачом больницы был назначен Андрей Владимирович Снежневский, в послевоенные и последующие годы академик, директор института психиатрии АМН СССР, основоположник советской психиатрии этого периода. Под его руководством в больнице была проведена коренная реконструкция лечебного дела. С первых недель был ограничен прием в больницу некурабельных слабоумных больных и больных хроническим алкоголизмом, принимались меры к расширению приема острых больных, больных с пограничными состояниями. В 30-е годы в больнице широко внедряются активные биологические методы лечения, в первую очередь инсулинотерапия, камфорой, кардиозолом, прививками малярии при прогрессивном параличе.

Количество больных возросло с 445 в 1932 году до 1043 в 1938 году. Начала осуществляться связь в работе больницы с районными психоневрологами, врачи больницы систематически вели приемы в диспансере. Под руководством Л.М.Розенштейна проводилась большая психогигиеническая работа.

В 1938 году А.В.Снежневский уехал из Никольского, однако связи с больницей не прерывал и приезжал в больницу в качестве консультанта. На основании опыта работы в нашей больнице А.В.Снежневским была написана статья «О некоторых вопросах организации лечебного дела в психиатрической больнице», в которой он изложил принципиально новые взгляды на профилизацию отделений, работу лабораторных служб, на проблемы обучения медицинского персонала психиатрических больниц и т.д.

В 1938-1939гг. главным врачом больницы был Иван Семенович Коновалов. С 1939-1944год главным врачом больницы работала Мария Васильевна Донская.

Быстрыми темпами пополнялась медицинская библиотека. Была проведена профилизация отделений. Преодолевалась относительная косность уклада старой психиатрической больницы. Были ликвидированы изоляторы, меры стеснения больных.

В 1933 году открывается санаторное отделение для больных с пограничными формами заболевания. В 1934 году открывается соматическое отделение. Создала это отделение и до 1965 года руководила заслуженный врач РСФСР Екатерина Михайловна Прибыльская. Благодаря работе Екатерины Михайловны смертность больных уменьшилась с 10,3% в 1932 году до 1,9% в 1935 году.

В 1932 году был открыт психоневрологический техникум, готовивший медицинских сестер для психиатрических больниц по специальной программе. Первый выпуск медицинских сестер состоялся в 1935 году. Техникум окончило 16 человек – бывшие медсестры –«выдвиженки», санитарки, рабочие механического цеха и другие. В основном все они стали старшими медсестрами отделений. Техникум существовал до 1957 года.

В 30-е годы начали свою трудовую деятельность сотрудники, которые в последующие годы сыграли значительную роль в жизни больницы. В 1934 году на должность бухгалтера лечебно-трудовых мастерских пришел А.И.Макаров, в дальнейшем заместитель главного врача по АХЧ. Следует отметить, что ни одно строительство, реконструкция, любое мероприятие, направленное на укрепление материально-технической базы больницы и поселка не обходилось без его непосредственного участия. В 1932 году начала работу в больнице А.А.Губанкова, в последующем, с 1960 года – главная медицинская сестра больницы, и многие другие. С 1936 года начала в больнице свою трудовую деятельность Татьяна Васильевна Пучкова, один из лучших клинистов, с 1938 года – Веселова Мария Васильевна, после войны зам.главного врача по медицинской части. Ксения Васильевна Клочкова – заведующая 2-м мужским отделением, Шайнович Иван Михайлович – заведующий 3-Б отделением, Кудинов Алексей Иванович —  ординатор, заведующая трудколонией Рождественская Зинаида Алексеевна. В 1941 году начала работу зубным врачом Нина Александровна Забежинская. Заведующим клинической лабораторией в тот период был Авцин Александр Павлович. В хозяйственной части больницы начали трудовую деятельность Виктор Васильевич Клюкинов в качестве электромонтера, слесарем – Александр Дмитриевич Елов, Людмила Леонидовна Ярцева исполняла обязанности корреспондента больницы.

В 1936 году открывается туберкулезное отделение. В течение ряда лет были созданы клиническая, биохимическая, бактериологическая лаборатории, рентгеновский кабинет.

Еще более широкое развитие получила трудовая терапия: количество мастерских увеличилось с 3 до 16, во всех отделениях были организованы рабочие столы, трудовой терапией было охвачено 70% больных. Началась систематическая учеба врачей. С 1932 года в больницу систематически приезжают для проведения учебы врачей и консультации больных крупные советские психиатры, с 1934 по 1941гг.  – Марк Захарович Каплинский и Роман Ефимович Люстерник. М.З.Каплинский и Р.Е.Люстерник приезжали по очереди, два раза в месяц каждый. С 1935 по 1943 год консультантом-патологоанатомом был Вячеслав Константинович Белецкий.

С 1951 года на протяжении полутора десятков лет консультантом больницы была Нина Николаевна Евплова. В предвоенные годы в больницу приезжали профессора Артур Кронфельд, Самуил Григорьевич Жислин.

Группа врачей больницы и научных консультантов: Коновалов Н.С., Шайнович И.М., Степанова А.Г., Датовская В.М., Каценштейн Д.М. и др. 30-е годы.
Группа врачей больницы и научных консультантов: Коновалов Н.С., Шайнович И.М., Степанова А.Г., Датовская В.М., Каценштейн Д.М. и др. 30-е годы.

Вторая мировая война началась для больницы 11 января 1941 года, когда по направлению Наркомздрава РСФСР из Белостоцкой областной психиатрической больницы в Хороше пришел транспорт с 87 больными, гражданами польской и еврейской национальности. Все они, за исключением единиц, умерли в нашей больнице с 1941-44гг от дистрофии, туберкулеза, дизентерии.

1 августа 1941 года в больницу из 1-й (ныне 3-я) Московской психиатрической больницы было эвакуировано 560 больных. В последующем были переведены больные Валдайской психиатрической больницы, психиатрических больниц Ленинграда. Количество больных за несколько месяцев, несмотря на усиленную выписку, достигало к 1 января 1942 года 1600 человек. Были открыты 350 оперкоек, обслуживающих военнослужащих. Больные доставлялись прямо с фронта из эвакогоспиталей по 100-50 человек, в основном с постконтузионными расстройствами, отмечался высокий процент военнослужащих с эпилепсией.

На фронт ушло около половины персонала, в том числе почти все мужчины. Врачи дежурили 5 раз по больнице и 5 раз по ополчению. Работали с 8 утра и до 10 часов вечера, с перерывом 2 часа.

Из воспоминаний М.В.Веселовой, зам.главного врача: «На фронт провожали нас врачей 5 человек. Провожал весь коллектив больницы, колонна шла большая. Все желали победы и возвращения. Три года я была на фронте в полевом подвижном госпитале 1-й линии. Работали дни и ночи, были в окружении. Контузия, ранения, но не было страха. Как говорится «день Победы приближали, как могли». С фронта вернулась в 1946 году по болезни, со снятием с военного учета. Приступила к работе в больнице. Инвалидности не оформляла – молодая, работать надо».

Заместитель главного врача по медецинской части Веселова М.В. после возвращения с фронта.
Заместитель главного врача по медецинской части Веселова М.В. после возвращения с фронта.

Персонал работал в очень неблагополучных условиях. Из воспоминаний медицинской сестры Топоровой Клавдии Алексеевны: «В отделениях было до 200 больных. Теснота, голод, холод надолго остались в памяти. Не хватало одежды, обуви, не было света, керосина, мыла. Стирка белья проводилась вручную, с золой. Все лечения больных сводилось в основном к тому, чтобы накормить больных, уложить в постель, сохранив их от холода. Отделение отапливалось дровами, заготовленными самими сотрудниками. Давали задание и норму на выпилку дров и вывозку их из леса вручную на санях и плечах персонала. Работали сутками, без выходных и отпусков». Условия жизни персонала, особенно младшего, были очень тяжелыми. Из воспоминаний санитарки Гусевой А.Ф.: «Самое страшное – Отечественная война. Я осталась с пятью детьми. В 1941-42 годах получали хлеба детям 150 граммов, а я 350 граммов в сутки. В 1943 году прибавили детям до 300 граммов, а мне- 500 граммов. Ни сахару, ни жиров не видели. Копали мороженую, гнилую картошку. Двое детей померли с голода». Смертность больных в 1941-42гг. была очень высокой, составила 16,6%, в больнице распространилась дизентерия. В последующие годы смертность больных снизилась до 5,6% в 1946 году и 2,2% в 1947 году.

В послевоенные годы коллектив больницы провел большую работу по восстановлению хозяйства, капитальному ремонту отделений.

В этот период больница возглавлялась главными врачами:

Малахова Мария Васильевна с 1944 по 1950 год;

Донская Мария Васильевна    с 1950 по 1959 год;

Грацианский Андрей Андреевич с 1959 по 1965г., и с 1970 по 1973;

Ива Людмила Николаевна с 1965 по 1970 год;

Винокуров Лев Николаевич с 1973 по 1978 год;

Трифонов Александр Анатольевич с 1979 года.

В 1946 году в больнице открыто детское отделение. В 1961 году сдан в эксплуатацию лечебный корпус на 100 коек. В 1962 году в реконструированном силами больницы административном здании в Костроме было открыто диспансерное отделение, в 1965 году рядом построен еще один двухэтажный корпус. В 1964 году сдана в эксплуатацию водонапорная башня с артезианскими скважинами. В 1967 году на собственные средства лечебно-производственных мастерских построен корпус на 100 рабочих мест. В 1968 году закончено строительство 240-коечного лечебного корпуса, центральной котельной с теплосетями.

В 1973 году в больнице по инициативе В.Н.Филиппова организовано межобластное судебно-психиатрическое отделение для стражных испытуемых, обслуживающее шесть областей.

В 1979 году произведена реконструкция действующей газовой котельной, что позволило расширить жилищное строительство в п.Никольское.

В 1980 году на территории больницы построен жилой дом, в 1984 году запущен в эксплуатацию новый пищеблок, на средства ЛПМ разработан проект нового лечебного корпуса мощностью 400 коек. В 1983 году больницей на средства ЛПМ реконструировано здание в г.Костроме (ул.Островского, 57), на базе которого было открыто диспансерное наркологическое отделение, реорганизованное в 1985 году в областной наркологический диспансер со стационарами на промышленных предприятиях – ДСК и «Мотордеталь».

В 70-80 годах в больнице сформировался высококвалифицированный врачебный коллектив: Е.А.Комова, Т.Я.Сурнина, Л.В.Гаврилова, Т.В.Пучкова, В.М.Левин, С.Я.Бимбад, А.П. Мансурова, В.В.Дягилев и многие другие.

В связи с реэвакуацией 1 января 1944 года в больнице осталось только 744 больных, в последующие годы количество больных быстро возросло и достигло 1106 человек на 1 января 1949 года.

сайт больницы

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.