«Будем живы!»

Вспоминая Владимира Леоновича

Н.Н. Суслова [*]

Зачем ты послан был и кто тебя послал?
Чего, добра иль зла, ты верный был свершитель?
Зачем потух, зачем блистал,
Земли чудесный посетитель?

А.С. Пушкин

Как-то меня спросили: «Для чего ты читаешь?» Не особенно задумываясь, я ответила: «Чтобы рассказать другим». На этом «рассказать другим» мы и подружились с Владимиром Николаевичем Леоновичем.

Я не помню, в каком году мы познакомились, это было очень давно. При встрече любезно раскланивались. Находя знакомое имя на книжных полках или в Москве, или в Тбилиси я искренне радовалась успехам земляка.

Однажды после каких-то очередных посиделок в Костромской областной научной библиотеке мы вышли вместе и разговорились. Прочитав Варлама Шаламова, Владимир Николаевич спешил «рассказать другим»: он был полон судьбой, прозой и поэзией Шаламова. Прогулка наша затянулась. Засыпающий провинциальный городок с живописными деревянными домами, оживающими после зимнего сна садами, силуэтами храмов усиливал впечатление от рассказанного.

Вскоре Владимир Николаевич перебрался в Кострому на постоянное место жительства. Это были не лучшие для него дни. Болела душа… И как нельзя кстати в это время оказалось общение с моими студентами.

Вечер в библиотеке
Вечер в областной научной библиотеке. Н.Н. Суслова третья слева. Кострома. 2009 г.

Владимир Николаевич встречался и с преподавателями, сотрудниками, студентами лесомеханического факультета Костромского государственно технологического университета, и с отдельными потоками, и с небольшими группами любителей поэзии и литературы.

Перед встречами он очень волновался, продумывал одежду, всегда какой-то ненавязчивой деталью подчеркивая свою принадлежность к цеху поэтов, набрасывал последовательность тем для разговора, подбирал книжечки стихов. Относился к студенческой аудитории очень ответственно. Общение никогда не укладывалось в отведенное время. В пору всеобщего вранья и воровства, которая охватывала нашу страну, в пору охаивания всех и вся, встреча с человеком, имеющим твердую гражданскую позицию, страдающим за судьбу своей малой и большой Родины, дорогого стоит для вступающего в жизнь.

Ребят восхищали обширные познания Владимира Николаевича, его безупречная манера чтения стихов своих и чужих, внешний вид — полное несоответствие возрасту, моложавость. До глубины души потрясало, что он в одиночку поставил православный крест во имя всех умерших, убиенных и пропавших без вести сограждан любых конфессий, белых и красных… Слушали всегда очень внимательно, задавали вопросы. От избытка чувств студентка Венера Иксанова изложила свои впечатления в стихах, чем очень тронула Владимира Николаевича.

Случилось так, что была назначена очередная встреча с потоком студентов, а Владимир Николаевич сломал ногу. Вечер не отменили. Студенты подняли гостя на второй этаж на руках. Опираясь на костыль, поэт за два часа общения так ни разу и не присел. А закончился этот день на кухне Владимира Николаевича, где он угощал моих студентов Сашу Иванова, Сашу Мешалкина, Антона Иванова и меня своей знаменитой тушеной со свининой картошкой, которую он мастерски готовил. Нашлась у хозяина и бутылочка грузинского вина, благополучно нами распитая за грузинских поэтов, стихи которых в переводе В. Леоновича звучали в эксклюзивном исполнении переводчика. И столь разные грузинское вино и русская тушеная картошка как-то не поссорились. Оба Саши пробовали себя тогда в поэзии, тем для разговоров было предостаточно. Расстались заполночь.

День рождения
День рождения. Кострома. 2008 г.

Один из моих дней рождения я отмечала в компании коллег и студентов, в качестве гостя был и Владимир Николаевич. Как-то так получилось, что между Владимиром Николаевичем и мной вспыхнула «поэтическая дуэль». Напрасно я старалась привлечь присутствующих вмешаться — не получилось. Каково же было мое удивление, когда через год на таком же «заседании» стихи наизусть читали все приглашённые студенты. А результатом общения с Владимиром Николаевичем получились вечера поэзии, организованные студентами в совсем не поэтические перестроечные времена. Сергей Есенин, Борис Пастернак, Марина Цветаева, Арсений и Андрей Тарковские…

Благодарна я Владимиру Николаевичу и за дружеские отношения с семьёй Бурлуцких, хранителей памяти костромской ветви Пушкиных. Две совместные встречи старого нового года в Давыдкове в гостеприимном доме Бурлуцких в обществе Александра Михайловича, Антонины Павловны, их сына Юры, его жены Светы и двух очаровательных внучек Анюты и Алены не забыть. Начальник острова Врангеля в прошлом, Александр Михайлович решил сохранить пушкинскую усадьбу в д. Давыдково. В память о Владимире Николаевиче в Давыдкове остались профессионально сложенные им печи. Строителя уже нет, а печи в прямом смысле хранят тепло рук их создателя. Этой своей работой Владимир Николаевич очень гордился, да и есть чем.

Я же, в свою очередь, познакомила Владимира Николаевича с горячо любимыми мной мышкарями, с которыми меня и моих студентов связывали давние дружеские отношения. Это они «окрестили» меня «Большой медведицей с медвежатами», что сразу же привилось. Гений места Владимир Александрович Гречухин, его замечательное семейство, директор библиотеки Галина Алексеевна Лебедева сразу же поняли и приняли Владимира Николаевича. В апреле 2003 г. Владимир Николаевич, двое моих студентов Вася Корякин, Лёша Кротков и я участвовали в работе экологической конференции, состоявшейся в г. Мышкин. Ребят восхитило купание Владимира Николаевича в апреле в Волге чуть ли не более, чем встреча с Мышкином и впечатления о конференции. Вася и Лёша успешно выступили с докладами, а мы с Владимиром Николаевичем поучаствовали в работе круглого стола, посвящённого проблемам Большой Волги. Все присутствующие отметили в выступлении Владимира Николаевича неподдельную боль за судьбу великой реки.

Познакомила я Владимира Николаевича и с Михаилом Казиником, музыкантом, музыковедом, писателем, удивительным тем, что после любого общения с ним или в концертном зале, или в приватной беседе хочется немедленно бежать в библиотеку, в музей, в концерт, чтобы что-то новое узнать, увидеть, услышать. С первого взгляда оба почувствовали симпатию друг к другу. Михаил Семёнович тотчас же предложил Владимиру Николаевичу участие в концерте. И чтение стихов В. Леоновичем со сцены филармонии весьма органично вплелось в канву концерта М. Казиника, хотя они увиделись впервые.

В. Леонович и М. Казиник
Встреча с Михаилом Казиником. Кострома. 2003 г.

Вспоминаются и краеведческие чтения в г. Нерехта, милом городе-музее, сохранившем много деревянных домиков с резными наличниками. Бродя по городу, мы заметили, что на улицах с революционными названиями много наличников с пятиконечными звездами… Такая вот особенность.

Пожалуй, самое мое сокровенное воспоминание об общении с Владимиром Николаевичем относится к концу 2009 г. Весёлой компанией в составе костромского поэта Ольги Запольских, ее великолепного мужа Марса и сестры Лены, к сожалению, сегодня уже ушедшей от нас, мы отправились в Илешево. Мои спутники — проведать только что купленную дачу; я — в гости к Леоновичам: Владимиру Николаевичу, его жене Вике, их дочерям Маше и Люсе. Хозяева меня, как гостя, поселили в отдельном доме, в котором располагался кабинет поэта — стеллажи с книгами, письменный стол, топчан для отдыха. Каждое утро приходил Владимир Николаевич, и мы топили печь. Славно было наблюдать, как дружат руки Владимира Николаевича с деревом и топором, как подчиняется ему огонь в печи… Вот уж от души мы за эти часы наговорились о прочитанном, о продуманном, о происходящем за окном… и вместе намолчались о наболевшем. Немного мне встретилось людей, с которыми отрадно вместе помолчать. Трепетно и нежно говорил Владимир Николаевич о своих девочках. Единственное, в чём мы не могли найти общего языка, так это в использовании ненормативной лексики в литературе. Я — резко против, даже когда это так удачно и к месту, как в одном из стихотворений В. Леоновича.

Кабинет В. Леоновича
Кабинет В.Н. Леоновича. Илешево. Декабрь 2010 г.

Большой русский ПОЭТ Владимир Николаевич Леонович нашёл свой последний приют в красивейшем уголке нашей земли — в Илешеве. В день похорон там и сям на могилах краснела земляника, витал над землёй земляничный дух, золотые чешуйки высоких и стройных корабельных сосен хранили отсвет солнца… и прощание случилось для меня очень светлым.

Я до сих пор не верю, что нет Владимира Николаевича. Каждый раз, открывая почтовый ящик, ловлю себя на мысли, что обнаружу в нём очередную бандерольку из Кологрива либо со статьёй для нашего студенческого журнала «Усилье воскресенья», либо с напечатанными в кологривской газете полемическими заметками, либо с новой книгой стихов. Обязательно найду и листок, который будет начинаться ласковым обращением «Наташенька» и заканчиваться непременным «Будем живы!» Он тут, рядом.

P. S. Владимиру Николаевичу я обязана ещё и благополучным исходом серьёзной болезни моего брата. Благодаря его московским друзьям были приняты вовремя нужные меры. Без внимания и деятельного участия Владимира Николаевича всё могло бы быть совсем иначе. Спасибо ему, что жил среди нас и любил нас.

—————————————————

[*] Наталия Николаевна Суслова — кандидат физико-математических наук, доцент кафедры высшей математики Костромского государственного технологического университета. Автор публикаций в научных изданиях, заметок в газетах и журналах. Для ближнего круга — «Большая медведица с медвежатами» (это прозвище нравилось В. Леоновичу).

Фотографии из архива автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.